?

Log in

No account? Create an account
Автодор

Саратовский баскетбол и его окрестности

Previous Entry Поделиться Next Entry
Павел Ульянко:"Баскетбол – это часть меня"
Автодор
avtodor_inform
     Нападающий Павел Ульянко в первых 2-х матчах лиги ВТБ был одним из лучших среди бывших игроков системы Автодор. Однако он мало знаком саратовским любителям баскетбола, хотя в сезоне 2001/2002 он некоторое время  выступал за энгельский Химик в Суперлиге Б. Тогда эта команда была базовым  клубом  молодежной сборной России. До Энгельса Ульянко играл в Белоруссии, Заречном. После Химика Ульянко выступал  в Якутии, Самаре (Суперлига А)  и на Украине. В этом сезоне Ульянко стал игроком эстонского Калева, где является одним из лидеров. Во второй игре Калева в лиге ВТБ Ульянко был самым полезным игроком. Ульянко - игрок сборной Белоруссии, и был признан лучшим игроком Белоруссии 2010 года.
    В  одном из  интервью сайту Basket.by Ульянко рассказал о своей карьере баскетболиста.
    -  Как начиналась Ваша легионерская карьера. Легко ли дался переход из Беларуси в Россию?
    -
До Самары и Суперлиги «А» успел поиграть в Высшей лиге и в  Химике Энгельс  в Суперлиге «Б». И только потом попал в ЦСК ВВС. Меня по российскому  чемпионату вёл всё время один и тот же человек – Олег Львович Ким.  Началось с того, что первое предложение переехать в Россию было от его  команды – Союза из Заречного. В Самару также перебрался по его  предложению.
    - В Суперлиге «А», где игры совершенно другого уровня, сначала  было сложно. Чемпионат даже в то время был очень сильный. Но освоился  быстро и неплохо заиграл.
    -  Как сейчас оцениваю - становление получилось поэтапным. Сначала  Высшая лига, которая была сильнее беларуского чемпионата. Потом   Суперлига «Б», где уровень ещё выше. Ну и наконец, Суперлига «А» -  сильнейшая в России, да и в Европе далеко не на последнем месте. Уровень  рос постепенно, и поэтому всё прошло гладко. С другой стороны, если бы  сразу попал в Суперлигу «А», то всё сложилось бы по-другому. Но  возможно, всё равно бы заиграл и не испытывал дискомфорта.
   - Самарская эпопея завершилась. Каким получилось четырёхлетнее пребывание в ЦСК ВВС?
   - В Самаре я вырос в игрока, которым являюсь сейчас. Там я вышел на  опредёленный уровень, ниже которого не хотелось бы опускаться. Первые  три сезона получились хорошими. Они шли по возрастающей. Получалось  очень многое. Четвёртый сезон получился никаким. О нём даже вспоминать  не хочется – играл крайне мало. Думаю, это связано с доверием, точнее недоверием тренера
    .
- А как же выигрыш Кубка Вызова?
   
- Приятно, конечно, что команда завоевала трофей, а значит – вышла на более высокий уровень. Но ощущение двоякое: с одной стороны, радость   за партнёров, за команду, а с другой, - не хотелось просто сидеть и на  всё это смотреть. Думаю, в каких-то моментах я реально мог бы помочь  команде.
  - Тренер объяснял, с чем связано небольшое количество игрового времени?
   - На эту тему мы с ним никогда не разговаривали. Не в моих правилах  обсуждать тренерские действия. Это не дело игрока. Мне кажется, я стал  заложником того, что в клубе были 4 легионера. А по регламенту в матчах  Суперлиги на площадке могут одновременно находиться только 3 иностранца.  В еврокубках такого правила нет, но всё равно почему-то играл мало.  Опять же – если мы выиграли Кубок Вызова, значит, всё было сделано  правильно
   
- Интересно, что в финале еврокубка соперником была кипрская команда Керавнос, за которую выступал Александр Куль
    
- В финальном противостоянии удалось поиграть только в первой игре.  Да и вышел ненадолго. Во второй на площадку не выходил. Так что сыграть  против соотечественника, можно сказать, не удалось.    
   - Последний не очень удачный сезон не сказался отрицательно в плане развития как игрока?
  
- Думаю, нет. Как игрок я уже сложился. Знаю, что нужно делать,  чтобы быть в хорошей форме. Конечно, без игровой практики это сложнее.  Год без серьёзных матчей немного выбил из колеи в плане психологии:  первые три года в Самаре выходил на площадку в роли лидера. Партнёры  искали пасом, подыгрывали, ориентировались на меня. И это формирует  определённую психологию. Правда, чтобы серьёзно изменить установки –  одного года недостаточно, так что дальше всё будет хорошо!
    - Кстати, Павел Ульянко так и не сменил беларуский паспорт на российский. Это патриотизм?
    - Всё гораздо прозаичнее. Во-первых, в Самаре на протяжении трёх лет  не было большого количества легионеров. Поэтому не было смысла   становиться россиянином. Только в последнем сезоне иностранцев стало 4. А  когда стал задумываться над оформлением паспорта, то ситуация  поменялась. Легионерами стали считаться все игроки, которые не могли  выступать за сборную России. Вот необходимость в российском паспорте отпала.  Если говорить о патриотизме, то мне кажется, неважно, какой у  тебя паспорт. Чем больше играешь за клуб, тем в лучшей форме находишься, а это только на пользу сборной.
    - Как получилось, что стали заниматься именно баскетболом?
    - На самом деле, я попробовал многие виды спорта: занимался  футболом, лёгкой атлетикой, плаванием и даже большим теннисом. Но  почему-то понравился именно баскетбол. Занимаюсь им с 10 лет. Сначала  попробовал, потом появились первые результаты, позвали заниматься  серьёзно. И втянулся так, что не видел другого пути в жизни. Могу смело  сказать, что баскетбол – это часть меня.
  - Какую роль в интересе к баскетболу сыграл первый тренер?
  - Вначале к нам пришли в школу, попросили подняться, а я был  достаточно высоким, потом – дали мяч, и мы начали играть. В то время  баскетбол был просто развлечением. И тогда тренер просто наблюдал за  нами. Далее меня заметили и пригласили в СДЮШОР №10, где с нами стали  работать профессионально. Первый год я тренировался у Михаила  Аркадьевича Феймана, а продолжал – у Германа Геннадьевича Радюка. У него  и тренировался до перехода во взрослый баскетбол. Именно там, в СДЮШОР, где тренировки были серьёзные, проводились сборы, и был определяющий  момент – хочешь заниматься баскетболом или нет. Я решил, что это моё.
  - А были моменты, когда не хотелось идти на тренировки?
 
- Да, часто. Но вставал, а просыпаться приходилось рано – около пяти  часов, шёл, тренировался. Даже сейчас иногда удивляюсь, что меня вело  на тренировку. Думаю, просто было интересно. Тогда ведь не было финансового стимула, а всё равно тянуло играть. Хотя сложностей хватало.  Сейчас они тоже есть, но уже совершенно другие.